Первый рубль

Раньше в деревне все держали овец. Поэтому летом имелось свежее мясо, а зимой теплые носки и варежки. Из овчины шили полушубки и шубейки, на овчинке теплее было спать в доме или ехать в санях. Вообще-то, в деревне овец зовут баранами и баранухами. Огромный баран с рогами — это «куцан». Их побаиваются даже взрослые.

В том году я перешел в четвертый класс. Где-то в начале июля к нашим родителям обратился деревенский чабан дядя Николай, который попросил один день приглядеть за баранами вместо него. Приглядеть должны были не родители, конечно, а мы с братом. Все легко согласились: во-первых, дядю Николая уважали, а во-вторых, он обещал за работу заплатить.

С утра около сотни животных под нашим водительством отправились в горы, где росла лучшая для них трава. Указав, где пасти, чабан уехал по своим делам, а мы с братом расположились по бокам отары и стали созерцать утреннюю красоту горной степи.

Высоченное голубое небо только-только стало нагреваться, в его куполе в разных точках парили несколько орлов и коршунов, трепыхались переливчатые жаворонки, изредка с шумом проносились стаи голубей и воробьев. На земле закипала отдельная степная жизнь: без умолка нарастало стрекотание кузнечиков и цивканье саранчи, с фырканьем взлетали куропатки, с беззвучным топотом и шорохом сновали муравьи и различные пауки, столбиками любопытничали пищухи и тарбаганы. В утренней свежести воздуха улавливалось многообразие запахов, которых нет ни в деревне, ни в лесу. Такой аромат стоит только в степи.

Животные продолжали увлеченно щипать траву, и мы решили тоже перекусить, но, скорее от нечего делать, чем от голода. Тем не менее, домашний хлеб, прошлогоднее желтоватое сало со свежими огурцами и луковым пером были съедены почти полностью, что подтверждало особый аппетит на природе. Жизнь казалась прекрасной, каникулы продолжались.

Иллюстрация к рассказу "Первый рубль" Ильи Степановича Миронова

Однако позже начались трудности. После полудня все вокруг раскалилось зноем. Степной галдеж стих, наши животные стали сбиваться в отдельные группы и прятать головы в тени собственных тел, постоянно передвигаясь. Появились пауты (оводы). Любое облачко, закрывающее солнце хотя бы на мгновение, самое слабое дуновение ветерка несли облегчение и надежду всему живому.

Мы стали уставать от жары. Чай в бутылке давно закончился, приходилось все чаще рвать заячью капусту и утолять жажду ее сочными кислыми дольками. Всем становилось все хуже, но уйти в деревню баранам не позволяли мы, а нам одновременно чувство долга, стыд перед сверстниками и страх перед отцом. С трудом, но мы, все-таки, продержались до приезда чабана, который быстро отпустил нас домой, а сам погнал стадо в деревню.

Дома ждали протопленная баня, вкуснянный ужин с пряниками и конфетами, мамина улыбка и одобрительные взгляды отца.

Поздно вечером чабан принес и отдал плату за наш труд — ровно один рубль мелочью. Какими удивительно красивыми и ценными были эти первые, настоящим трудом заработанные, пятаки, «десятушки» и «двадцатушки»! На них можно было одному двадцать раз в кино сходить! Или купить целый килограмм сахара! Или спичек аж сто коробушек! А еще…

Мы с гордостью отдали этот рубль маме. Она лучше знает, на что потратить.

Поделиться
Отправить
Запинить
Популярное