1 заметка с тегом

очерк

К тебе иду!

Посвящаю моей жене,
истинной спутнице жизни —
Елене Витальевне Мироновой

Вступление

«В жизни, знаешь ли ты,
всегда есть место подвигам.
И те, которые не находят их для себя, —
те просто лентяи и трусы...»

М. Горький («Старуха Изергиль»)

Создать настоящее литературное произведение, пусть даже совсем небольшое, чрезвычайно трудно.

Но вот возникла глубокая потребность ознакомить людей с человеком, жизнь которого стала подвижнической. Поручить рассказать об этом некому — ни один настоящий писатель не возьмется за описание явлений, которых сам не видел, не знал близко героя повествования.

В таком случае остается написать для узкого круга лиц. Для тех, кого не очень заинтересует стилистика рассказа, но кому, в первую очередь, очень дорога память об этом человеке.

Елена Витальевна Миронова (Тиганова), о которой пишется очерк, оставила этот мир, когда ей не было еще и пятидесяти лет.

Совсем незаметно для окружающих она стремилась к совершенству во всем, упорно преодолевая пороки и недостатки, моля Бога об очищении и просветлении души. Результатом такой борьбы с собой стало уважение ее со стороны окружающих, признание коллег по работе, любовь родственников и духовных друзей.

Она стала примером. Во все времена стать примером и есть подвиг.

Господь подарил мне счастье прожить с ней почти тридцать лет. Господь дает силы переносить расставание безропотно, с пониманием смысла и вечности жизни. Надеюсь, что Господь же дает мне соизволение и верные слова для этого очерка.

Основой для него послужили некоторые записи Елены Витальевны, мои личные наблюдения, воспоминания, размышления.

С благословения Учителя.

Автор

Начало

«Ни на что не годится тот, кто годится только для самого себя», — эти слова Вольтера открывали в 1979 году маленький блокнотик Лены Тигановой — первокурсницы Улан-Удэнского музыкального училища.

В блокнотике нет присущих пятнадцатилетним подросткам милых и забавных стишков о любви и влюбленности, первых наивных размышлений об опыте жизни, — той, неизвестно кем придуманной и, добросовестно передаваемой от одного к другому, детско-юношеской «дворовой» классики.

Поразительным для сегодняшнего времени является искреннее и тайное желание девушки четко определить смысл жизни, обрести твердый стержень ума и сердца, утвердиться в ранней юности в нравственных и духовных ценностях, стать цельной, независимой и свободной личностью.

Вот так выглядит одна из ее первых записей:

  1. Выдержка.
  2. Уважение к людям.
  3. Доброта.
  4. Благородство.

Интересно, какая часть современной молодежи размышляет над этими качествами, как необходимыми инструментами создания настоящего человека? Остановись и ты, читатель, не торопись, поразмысли над каждым из этих слов, над их полновесностью, глубиной, ценностью…

Ключ к этим качествам Лена уже тогда видела в чистоте собственной души, — «Надо уметь быть беспощадным и честным, прежде всего, по отношению к самому себе». И чуть позже запись: «В жизни надо все преодолевать, а прежде всего, себя».

С детства она воспитывалась на примерах высокой морали и нравственности, носителями которых являлись как ее замечательные родители, так и широкий круг их друзей из числа рабочих и ученых, педагогов и литераторов, руководящих работников. Одним из них, например, был Николай Лимонов — улан-удэнский «корчагинец», жизнь которого направила судьбы многих людей по пути добра, отваги и справедливости (его имя присвоено одной из улиц столицы республики).

Отец Лены в детстве испытал тяготы фашистской оккупации на своей родине в Орловской области, в период срочной службы принимал участие в боевых действиях на территории Венгрии, прошел нелегкий, но доблестный трудовой путь от рядового шофера в Мухоршибири до руководителя ведущих автотранспортных предприятий Улан-Удэ.

Виталий Борисович был очень обаятельным, деликатным и скромным человеком, доброжелательным ко всем людям, но при этом весьма принципиальным и требовательным. Его трудолюбие и умение вдумчиво делать любое дело приносило добрые плоды и на ответственной работе, и на дачном участке, и на отдыхе. К примеру, дважды Виталию Борисовичу приходилось возглавлять отстающие транспортные предприятия города и оба они в короткие сроки становились передовыми — краснознаменными. Была такая традиция в советское время — награждать победителей трудового соперничества Красными Знаменами.

Лес и дача для него были особыми местами физического труда, отдыха, вдохновения и общения с семьей и друзьями. Ягоды, грибы, кедровые орехи всегда добывались им легко и помногу, а саженцы Виталия Борисовича и привитые им деревца цветут и плодоносят в разных местах Бурятии.

Для Лены отец был олицетворением настоящего мужчины, верного супруга и заботливого отца, настоящего гражданина и патриота. Она с гордостью сравнивала его с актером Олегом Басилашвили, государственным деятелем Николаем Рыжковым и, надо полагать, не только из-за внешнего сходства. Рожденный на родине Афанасия Фета, Федора Тютчева, Ивана Тургенева, Николая Лескова, он воплотил воспетые ими лучшие черты русского характера — трудолюбие, крестьянскую смекалку, бережное отношение к природе, добродушие, заботу о ближнем и любовь к отечеству.

Мама Лены, Александра Ивановна, всегда отличалась твердым и решительным характером, не допускающим сделок с совестью, компромисса в случае нравственного выбора. Когда ей однажды только намекнули, что оценки некоторым студентам можно ставить не за фактические знания, но и по другим «признакам», она без колебаний оставила престижное место в институте и посвятила себя преподавательской работе в школе. Собственное поведение, образ жизни и мышления всегда у нее ориентирован на высокую педагогическую планку, будь то задушевная беседа с другом или родственником, школьный урок, мероприятие, или замечание хулигану на улице.

С другой стороны, благодаря матери, Лена не только отлично училась в школе и училище, но и достигла высокого интеллектуального, эстетического и художественного уровня, с детства полюбила музыку и песни, много читала. В ней удивительно гармонично нашли сочетание интеллигентный романтизм матери с отцовским рациональным подходом к жизнеустройству. Этим, наверное, объясняется уважение ее уже в ранней молодости со стороны моих деревенских родственников, коллег по работе в музыкальной школе и детском садике, воспитанников и их родителей.

Елена Витальевна достигла нравственной зрелости во многом, наверное, путем самовоспитания. Об этом говорит записанная ею в блокноте выдержка из письма А.П.Чехова брату:

«Воспитанные люди…
— они уважают человеческую личность, а потому всегда снисходительны, мягки, вежливы, уступчивы…
— они сострадательны не к одним только нищим. Они болеют душой и от того, что не увидишь простым глазом.
— они уважают чужую собственность, а потому платят долги.
— они чистосердечны и боятся лжи как огня. Ложь оскорбительна для слушателя. Они не болтливы и не лезут с откровенностями, когда их не спрашивают. Из уважения к чужим душам они чаще молчат.
— они не унижают себя с той целью, чтобы вызвать сочувствие.
— они не суетны.
— если они имеют в себе талант, то уважают его.
— они воспитывают в себе эстетику. Они не могут уснуть в одежде, видеть в стене щели с клопами, дышать дряным воздухом, шагать по оплеванному полу…»

Вряд ли такое можно записать ради коллекции знаменитых выражений. Вполне вероятно, что все ею написанное не столько служило целям самовоспитания, сколько отражало тот уровень духовности, с которым она уже родилась, и, которому осталось до совершенства совсем немного — всего одна человеческая жизнь, длиной в эти неполные пятьдесят лет…

Семья

Нет в мироздании ничего случайного. Нам нравились одни и те же песни, классические произведения в литературе, музыке и живописи, совпадали политические взгляды.

Беззаботно отвергая привязанность к быту и роскоши, радостно убегали на работу с тем, чтобы соскучившись, так же радостно бежать друг к другу. Не случайно в народе говорят: «Счастье — это когда утром хочется на работу, а вечером домой». Особенно, если в нем есть дети.

В нынешнее время институт семьи переживает глубокий кризис и дело не только в извращенных западом ценностях. Запад нас не спаивал, не отучал трудиться, не переписывал наших школьных учебников и норм морали. Мы ведь сами сначала наших ценностей стали как бы стесняться, а потом и вовсе стали пытаться подменить их другими.

Нельзя забывать, что в основе человеческой жизни лежит труд. Лень и всяческое ублажание себя есть путь деградации. Поэтому, мы обязаны постоянно трудиться, как физически, чтобы тело свое в порядке содержать и пропитанием обеспечивать, так и умственно, чтобы творчеством, созидательной деятельностью радовать себя и окружающих. Но, главным трудом человека является совершенствование внутреннего «Я», очищение души путем искоренения пороков и лености.

Елене Витальевне именно вот так гармонично и удавалось трудиться. Повседневный быт она рассматривала не как обузу, а как красивое внешнее оформление жизни, которое требует творчества, иначе не будет красоты, привлекательности. Желание сделать быт разнообразным подтверждают ее многочисленные сборники рецептов, несколько тетрадей с записями, газетными и журнальными вырезками по поводу шитья одежды, приготовления блюд, сортов семян, способов выращивания огородной продукции и так далее. Сама кроила и шила детям некоторую одежду, готовила великолепные торты, в том числе и по многочисленным заказам.

Невероятно, но это она, коренная горожанка, настояла на том, чтобы в доме была сложена русская печь, где и выпекала всякие вкусности; убедила меня завести корову и научилась ее доить, взбивать масло и варить сыр. Кроме этого в хозяйстве водились куры, свиньи, пчелы.

Вот, например, ее записи о заготовленной продукции в 1997 году: «Огурцы — 48 банок, помидоры -12, перец фаршированный — 5, икра кабачковая -12, баклажанная -5, салаты -24, грибы свинушки -7 литров, грузди и рыжики по 3 литра, компот из слив — 21 литр, вишни — 3 литра, ранетки — 9 литров». Позже, когда выросли деревья, компотов и соков готовилось ведрами.

Казалось бы, домашний труд мог и не быть таким громоздким (я всегда неплохо зарабатывал), но мы так были приучены и считали, что и дети должны воспитываться в совместном труде. Такими они и выросли: умеют и в доме убрать, и столярничать, и сад-огород содержать, и корову подоить.

Но научить детей трудиться, обеспечить их хорошим здоровьем и образованием не является самоцелью. Что заложить в их души? Какими людьми они должны стать? Поиск ответов на эти вопросы всегда был временем размышлений, раздумий, частых бесед, совместного чтения разной литературы.

«Не воспитывайте детей — все равно, они будут похожи на вас, — гласит старая английская пословица, — воспитывайте себя!». Поэтому правильно мыслить, правильно говорить и правильно поступать — это и залог гармоничной семейной жизни, и лучший способ воспитания.

Правильно говорить и не допускать брани должно быть не просто правилом хорошего тона — это должно быть обычным явлением. Поражаюсь семьям, в которых матерятся даже и при детях, не понимая ужасной силы вреда этого явления.

Дни рождения детей с приглашением гостей праздновали всегда без спиртного. Елена Витальевна аккомпанировала на фортепиано и задорно вместе с детьми пела и танцевала. Ее работа музыкальным руководителем в детском саде позволяла это делать легко и с настроением. Требования к детям у нас были одинаковыми, и если кто-то наказывал, другой не имел права менять решение, как бы ни было жалко.

В ее записях нашел вот такое:

Ребёнок, окружённый непониманием — учится не слышать других;
Ребёнок, окружённый обманом — учится врать;
Ребёнок, окружённый злостью — учится причинять боль;
...только сильные души могут порвать этот круг...
Ребёнок, окружённый поддержкой — учится защищать;
Ребёнок, окружённый честностью — учится быть справедливым;
Ребёнок, окружённый любовью — учится любить и дарить любовь;
Ребёнок, окружённый свободой выбора — учится быть ответственным за свои решения.
...такое воспитание сложно сломить...

Конечно, любовь являлась фундаментом всей нашей жизни, основой внутрисемейных отношений. В невольных разлуках невероятно скучали, писали задушевные письма, от чтения которых и сегодня так же сладостно щемит сердце.

Елена Витальевна не обладала большим количеством нарядов и украшений, да и не стремилась никогда к этому, но выглядела всегда очень привлекательно. Она не позволяла себе на виду переодеваться, ухаживать за собой, пользоваться косметикой. Просто она умела всегда быть красивой, в том числе и в домашнем халате, абсолютно обладая скромностью, стыдливостью и женским целомудрием. Мы ни разу так и не смогли вместе смотреть интимные сцены в кино. Помню, как все стремились посмотреть фильм «Маленькая Вера», с которого обрушился советский кинематограф. Мы с Леной краснели от стыда и долго не могли взглянуть друг на друга. До сих пор я убежден, что это не наша дремучесть, это под прикрытием демократических процессов разрушается человеческая мораль и нравственность. Теперь вот докатились до гей-парадов и однополых браков.

Испытания

Приверженность коммунистической идеологии долгое время обеспечивало нас комфортным психологическим состоянием. Мы ведь и познакомились с Леной на комсомольском собрании, и родители наши свято верили в светлое коммунистическое будущее, а мое образование, вообще, было профессиональным политическим.

Однако в «лихие 90-е» годы, наряду с освобождением от партийного тоталитаризма, на бывших моралистов обрушилось главное противоречие новой демократической жизни — сохранение нравственных ценностей в условиях всеобъемлющей купли-продажи.

Настала пора испытаний и нравственного выбора. В 1990 году я решил оставить Хабаровскую высшую партийную школу, где учился заочно, работая заместителем председателя райисполкома. Причиной послужили разногласия с преподавателями и ректоратом, не желающими увидеть бурных перемен в настроении общества и, с глупым упрямством продолжающими проповедовать марксистско-ленинское учение с догматических позиций.

Тогда еще я наивно полагал, что партия может сохранить роль вожака, надо лишь обновить ее с помощью изменений в Уставе, а также массовых чисток и народного контроля. В ответ мне пригрозили исключением из партии за ревизионизм. Так что даже законченная на «отлично» предпоследняя сессия не могла удержать меня в стенах этого почтенного учебного заведения. Мое заявление об отчислении, естественно, пришло в обком партии с просьбой разъяснить мои ошибки и вернуть в партшколу.

Поездка в обком на собеседование не сулила ничего хорошего. В те времена такие поступки влекли за собой исключение из рядов КПСС, а значит снятие с должности, конец служебной карьеры. Лена очень твердо поддержала мое решение, не испугалась возможных неприятностей, ухудшения материального положения, статусного положения. А закончилось все благополучно: первый секретарь обкома не то понял и одобрил мои действия, не то пребывал в растерянности, но он распорядился оставить меня в покое.

Работая секретарем партбюро колхоза, пришлось однажды предложить повлиять на выпивоху-специалиста путем перевода его на простую должность. Решение было принято, но его родственники, особенно мать, конечно, были недовольны. Результатом стали анонимные телефонные звонки, в ходе одного из них произошел такой разговор с моей молодой женой:

«Тебе, доченька, сколько годков-то?
— Двадцать.
— У-у-у, в такие-то годы землю парить, наверно, неохота!».

Леночка ведь и не рассказывала долго об этих звонках, пока не спросила с детской наивностью: «А что такое „землю парить?“ Как же мне было жалко ее тогда! Как хотелось защитить, успокоить. Пришлось даже держать наготове фонарик, березовую палку и несколько раз ночами обходить усадьбу, ведь были и угрозы поджога.

Будучи заведующим организационным отделом райкома партии, пришлось принимать меры по укреплению дисциплины коммунистов, которые допускали всяческие проступки — от пьянства до хищений, а то и уголовных преступлений. В то время посадить в тюрьму члена КПСС или освободить от должности было не так-то просто, сначала надо было из партии исключить, а уж потом только мог состояться суд или решение партийного органа снять с работы. Многие этим пользовались и уходили от ответственности.

В 1988 году на собраниях обсуждали немало руководителей за недостойное поведение: за ДТП на служебном транспорте в нетрезвом виде, за то же, но еще и за то, что государственными деньгами заплатил за ремонт (заставили вернуть личными), один нетрезвый удирал от гаишников и тем пришлось стрелять по колесам, многих за пьянство в рабочее время, кое-кого и за крупные недостатки в работе. Помню, один из секретарей просил написать хорошую справку по итогам проверки, поскольку руководителю прочили орден за перевыполнение плана, а секретарю автоматически была бы медаль. Написал… на выговор за ослабление работы. За эту жесткость многие на меня обиделись, в результате чего на очередной конференции я был с трудом избран в члены райкома и назначен в другой отдел.

Смена работы по „приказу партии“ происходила не один раз, но каждая из них воспринималась Еленой Витальевной без обреченности или недовольства, она вникала в мои проблемы, помогала разобраться в них, в трудностях умела не просто поддержать, а вдохновить. Так поступают не просто верные жены, так могут поступать только истинные спутницы жизни, которые умеют любить по-настоящему.

Непомерно трудной для нашей семьи оказалась вторая половина 1992 года: 19 августа утром от инсульта скончалась мама, а спустя сорок минут от инфаркта отец; это было психологически очень тяжело; в октябре при работе на „циркулярке“ я сильно повредил правую кисть руки. Мало еще, так на третий день после этого горячая вода из системы отопления затопила подпол, где было заложено более 60 мешков картошки. Дом был новенький, мы туда только собирались въехать и — на тебе! С помощью родственников авария была устранена, картофель вытащили и разложили на полу, а через пару недель засыпали обратно.

Елена Витальевна в этих испытаниях проявила в полной мере и мужество, и бесстрашие, и терпение, а самое главное, преданность и любовь семье.

К Тебе иду…

Куда бы я ни шёл — к тебе иду.
К слиянию рек, к сплетению тропинок.
В полночной мгле при свете звезд крупинок,
Куда бы я ни шёл — к тебе иду.


(Стас Михайлов)

Однажды, сразу и полно она уверовала в Бога. Произошло это в тот день, когда в наш дом вошел Учитель. Бог один ведает, кому и когда направить Учителя. И если я еще пытался какое-то время спорить, возражать, искать научное обоснование всему сущему (страшно тяжел груз материалистического мировоззрения), Елена Витальевна приняла Истину в один день.

Наше тело подобно лодке, которая перевозит душу с одного берега на другой. Когда-то мы будем радоваться уходу человека в иной мир, потому что это будет уход в мир более совершенный, чем наш материальный, но необходимо готовить себя для новой жизни.

Пришло время осознания бытия, поиска настоящего смысла Жизни. Сложно было поначалу принять, что мы сами себя совершенно не знаем, что воспринимаем себя исключительно в роли телесного существа, не задумываясь о том, что наше внутреннее «Я» имеет совсем другую природу.

«Корень зла в самом человеке. Пока этого не признаете, пока не поймете, что никто не виноват в наших бедах кроме нас самих, не сдвинетесь с места»,- говорит Учитель.

Постепенно, шаг за шагом вся семья двинулась по духовному пути. Уверенно, без тени сомнений и колебаний вела нас за собой Елена Витальевна, которая часто встречалась с Учителем, новыми духовными подругами и уже ощутила на себе действие Божьей благодати. В доме появились молитвословы, Библия, другая духовная литература, песни. Это было окно в другой мир, ранее неизвестный и такой чудесный. По-новому перед нами открылось творчество писателей и поэтов, композиторов, художников.

Странно мы люди устроены: умом способны знать лучший путь, но идти по нему упорно не хотим, даже имея перед глазами положительный опыт, гордыня человеческая мешает, как один из главных пороков. А сколько других пороков, о коих мы даже не ведаем? Очищаться от них слой за слоем как от чешуи — в этом главная задача человека, в этом заключается смысл его постоянного духовного совершенствования, смысл нашей жизни на этой планете.

Интересно, что люди и весь мир вокруг тебя, это зеркало, в котором ты сам и отражен. Обладая определенными пороками, мы видим их в других людях, но приписываем-то эти пороки им, а не себе. Хотя ведь нелогично называть человека жадным, если не знаешь, что это такое. К примеру, у меня была проблема с алкоголем. Пока пил — ничего, был трезв — ругал алкашей на чем свет стоит, потому что порок сидел внутри. Как только алкоголь перестал быть объектом вожделения, я перестал видеть пьяниц. Понятно же, что они не перевелись, но они вывелись из моей души, вот в чем секрет, а значит, я снова стал видеть в них живых людей, носителей Божьего. Так же меня перестал раздражать запах табачного дыма: я просто его не ощущаю, но не потому, что бросил курить силой воли, а потому, что Бог по моей просьбе вырвал эту страсть из меня с корнем, я перестал осуждать курильщиков. Вероятно так, борясь с каждым недостатком и пороком, по любви и милости Господней мы только и способны стать настоящими людьми. При этом человек начинает видеть мир по-новому, окружающие люди становятся милее и добрее.

Бросить пить и курить — самое легкое, от чего необходимо избавляться. В нас гнездится много всего, о чем мы даже и не подозреваем, и только Бог видит все, и с Его помощью мы можем вырвать эти пороки из себя, стать истинно свободными, культивируя Любовь, как главное качество человека — Бога.

Единственным инструментом очищения и просветления души является искренняя сердечная молитва. Вот запись Елены Витальевны о молитве: «Она даёт силы переносить всё благоразумно, без смущения, ропота и раздражения. Возможно это лишь тогда, когда верующее сердце раскрыто Богу. Раскрывает же его ни страх, ни чувство безысходности, ни упорное желание избавиться от „переживаний“ во что бы то ни стало, ни предположение „а вдруг поможет?“, а искреннее доверие Богу, детская вера в Его любовь».

Сама она так и молилась — подолгу, очень сосредоточенно, часто со слезами, увлекая своим примером остальных, постоянно советуясь с Учителем. Господь менял ее на глазах. Казалось бы, Елена Витальевна и так во всем хороша, но у Бога нет предела совершенству, и на ее примере Он показывал, какими же прекрасными могут быть люди. Ее стало хватать на всех — и дома, и на работе, и у кроватей больных родственников. Все, кто с ней общался, получали помощь и утешение, мудрый совет, приподнятое настроение.

Бог наградил ее талантом петь. Петь красиво, душевно, так самозабвенно, что, казалось, не пела, а играла каждый раз очень важную роль. Но теперь ее песни стали песнями-молитвами, устремленными ввысь, глубоко проникающими в сердца слушателей, вызывающими волнение и слезы и соединяющими с Богом.

Духовные друзья по смерти Елены Витальевны издали небольшой сборник песен, исполненных ею и сыгравших важную роль в процессе их личного духовного роста. Открывается сборник словами русского философа, профессора И. Ильина:

«Настоящее пение: оно не исчерпывается и не иссякает, потому что течет из вечно обновляющейся радости. Сердце зрит во всем Божественное, радуется и поет; и светит из той глубины, где человечески-личное срастается со сверхчеловечески-божественным до неразличимости: ибо Божии лучи пронизывают человека, а человек становится Божиим светильником. Тогда сердце вдыхает любовь каждому существу, каждой пылинке бытия…»

Выше было сказано о необходимости правильного мышления, правильной речи и правильных поступков. К концу своей короткой жизни Елена Витальевна достигла большего — праведности мышления, праведности слов, праведности поступков.

Это подвиг!

2018   очерк